Токсубаева Лидия Сергеевна (1948-2017)

Кандидат исторических наук, географ и этнограф, автор научных статей, монографий, учебников и учебных пособий. Родилась в Васильсурске. После окончания Васильсурской средней школы поступила в Казанский государственный университет на географический факультет. Закончив аспирантуру по специальности «этнография», преподавала на родном факультете. В последние годы живет в Васильсурске. Писать стихи начала в 2011 году. Является инициатором создания и редактором электронного журнала «Васильсурск. Лики провинции».

Духов день

 

Закрыть глаза и слушать шум волны

И пенье соловья в зеленой круче,

Как будто вечностью напоены

Звон комаров и чайки крик певучий.

 

То миг прошел иль канули эпохи?

Вот мотылек парит над гладью вод.

Так наши дни – они не так уж плохи,

Пока душа свершает свой полет.

 

Так наши дни… эпохи ли? Мгновения?

Как шум волны, как трепет мотылька.

То радости, то горькие сомнения,

То миг один, то вечная река.

 

Старые фотографии

(Внуку Алеше)

 

С осанкой царственной, седой, как снег,

Мой дедушка глядит светло и прямо.

Так смотрит на тебя прошедший век

С картины в благородной раме.

 

Мой дедушка последний год

Пьет на веранде воздух лета.

Я – девочка, седьмой пойдет,

В платьишко ситцевое приодета.

 

Под красной розой прячу свой секрет –

Цветные стекла – не было игрушек.

Они искрились, отражая свет,

Теперь ничто так не согреет душу.

 

В калейдоскопе стеклышек цветных

Кружилось детство радостно и звонко.

Двадцатый век в раскатах громовых

Мою судьбу разматывал как пленку.

 

Век пролетел, сменились времена.

С веранды той теперь смотрю на внука,

А позади родные имена

И жизни непростецкая наука.

 

А на плечах моих лежат века

И наша кровь сквозь них струится тихой речкой,

Переплавляя судьбы и миры,

Как в океане, в этом человечке.

 

Бабье лето

 

Длиннее стали ночи,

длиннее стали тени.

Не ты ль, проказник август,

в мои забрался сени?

 

Сложил даров охапки

у моего порога.

Ты знаешь, теплый август,

тебя не судят строго.

 

Как полыхнули флоксы,

вобрав все краски лета,

Так жизнь свечой взметнулась

на перепаде этом.

 

Запели звонче птицы

и горше вкус рябины.

Душа моя, как сокол,

парит в небесной сини.

 

Не пожалей же, август,

даров, тепла и света.

Пусть будет благодатным

второе – бабье лето.

 

Васильсурские домики

 

Домики стоят седые,

Домики стоят пустые.

Носится метель по кругу,

Злится и лютует вьюга.

 

Домики молчат устало,

Тяжело им в одиночку стало.

Дядя Саша, тетя Зоя, тетя Галя…

Все ушли в заоблачные дали…

 

Сколько было гомона и смеха,

Эта память дому не помеха.

Плакал и смеялся он со всеми

И сверчки за печками свистели.

 

Выросших из дома провожали.

Ждали в праздники и в дни печали.

Пироги пекли и щи варили.

Это значит – в доме люди жили.

 

А теперь стоят дома седые,

Вдаль глядят окошки их пустые.

Тишина. Закаты и рассветы.

Одиноко на большой планете.

 

На Святки

 

Мы живем в заснеженном царстве,

Где снега белизны белей.

Нет ни подлости, ни коварства,

Ни расставленных хитро сетей.

 

Чистота, будто в день творенья.

И пока никаких грехов.

Вот и я в ожиданье прозренья,

В ожидании новых стихов.

 

Тишиною дышит пространство,

Будто ты в мироздании один.

Тишина застыла в убранстве

Сада, дома и дальних картин.

 

Тишина затаилась в снежинках,

Замерла в сиянии звезд

И себя ощущаешь пылинкой,

что космический ветер принес.

 

Причал

 

Мой день начнется с нового цветка,

Который раскрывается с рассветом.

Струится вольно за окном река,

Наполненная тихим, ясным светом.

 

И без нее не начинаю день,

Как без глотка живительного чая.

Прощаюсь вечером, когда ложится тень,

Покровом ночи воды облачая.

 

Моя река, мой дом, мой сад – вот мой причал.

Все незатейливо и просто, и легко.

Наверно, было так в начале всех начал:

И сад, и дом, и хлеб, и молоко.

Летай душа

 

Летай, моя душа, летай,

Я крылья штопала старательно.

Летай, моя душа, летай,

Отчеты мне не обязательны.

 

Летай моя душа, летай,

Как жаль, нельзя начать сначала.

Летай, моя душа, летай,

Прости, ты много горевала.

 

Летай, моя душа, летай,

Окрепнут крылья в поднебесье.

Летай, моя душа, летай.

Что б жизнь моя лилась, как песня.

 

Летай, моя душа, летай,

Ты стала сильная, как птица.

Летай, моя душа, летай.

Тебе не надо торопиться.

 

Летай, моя душа, летай,

Все сверху видится иначе.

Летай, моя душа, летай,

А вечером с тобой поплачем…

 

Краски августа

 

Снова август краски намешал.

Как изысканна палитра и богата.

Снежно бел березовый хорал

В отблесках багряного заката.

 

Пламя флоксов бьется тут и там,

Астр игольчатых нежна пастель.

Вьется по буреющим кустам

Сочных помидоров канитель.

 

Тыквы греют желтые бока,

Глянец баклажанов фиолетов

И невольно тянется рука

К яблоку – в нем весь румянец лета.

 

Все смешалось: желтизна травы

И отавы яркий изумруд,

И усталость блекнущей листвы,

Зелень водорослей, затянувших пруд.

 

Все смешалось, август, как в судьбе,

Накопилось красок до краев.

Август, благодарна я тебе

За палитру дней, ночей и снов.

 

Осенний луч

 

Солнечный луч одинокий

          бродит по далям свинцовым.

В этой осенней муке

          он не находит приют.

Нет золотистых березок,

          нет и кленов пунцовых –

Закончился праздник красок,

          серые будни грядут.

Прошел по отарским крышам

          коснулся фокинских склонов,

Ушел в лесное Разнежье,

          скрылся за край небес.

Когда ты вернешься, лучик,

          встречу тебя с поклоном.

Ведь без тебя – пустыня

         и не бывает чудес.

Мечется луч надежды

         так же ночной порою.

В мыслях глухих и вязких

         тонет он без следа.

Вспыхнет яркою точкой

         только глаза закрою

И ускользает снова

         в ночь, в пустоту, в никуда.

 

Осенние этюды

 

Вот уже и Покров на пороге,

Но природа не хочет сдаваться.

Только листья тихонько кружатся

И ложатся по краю дороги.

 

Осень, осень – пора карнавала

Красок в гамме червонного золота.

Птичьим клином небо расколото.

Солнце клонится долу устало

 

***

Почернело заросшее поле,

Стал прозрачен и черен лес.

Под покровом седых небес

Разгулялись ветры на воле.

 

Позолота с берез опала.

Холод скользкой змеей ползет.

Лег на лужицы хрусткий лед –

Вышло время для карнавала.

 

*****

Ржавые травы, безжизненный лес,

Серой дороги извивы.

Вот и закончилось время чудес –

Конец ноября в перспективе.

 

Время депрессий и длинных ночей,

Мутной поры ледостава.

Будто читаешь в бликах свечей

Книги бездарной главы.

 

***

Этот чистый неслышный снежок

Он осеннюю ржавчину лечит.

На поля и дороги он лег

Будто шаль на усталые плечи.

 

Он очистит, омоет, простит

Все грехи, все обиды, потери.

Наготу старых ран заживит

И поддержит надежду и веру.

 

*****

Вот и стал черно-белым пейзаж,

Холодна и недвижна Волга.

Он возник, как случайный коллаж,

Только это теперь надолго.

 

Это время свинцовой реки

В обрамлении снежной каемки.

Гаснут бакенов огоньки,

Наступают зимы потемки.

 

Маме

 

Все чаще в мыслях возвращаешься в начало

К тем детским впечатлениям и краскам,

Когда на мир смотрела без опаски,

Ведь мама за плечом моим стояла.

 

И слез, и шишек выпало немало,

Но лишь подуть на битые колени…

И не страшны ни призраки, ни тени,

Ведь мама за плечом моим стояла.

 

От наставлений маминых устала,

Стеной стою за собственную жизнь.

Но будто слышу я: «Не ушибись» -

Ведь мам за плечом моим стояла.

 

Сиротством до сих пор душа болит.

Теперь сама себе хозяйка и управа.

С кем сверить мне теперь мой суд и право?

Надеюсь, мама за плечом стоит.

 

Молюсь, надеюсь, ОН меня простит.

В небытие кощунское не верю.

Ей не войти в распахнутые двери,

Но верю: мама за плечом стоит.


Публикации Л.С.Токсубаевой

 

  • Токсубаева, Лидия Стихи /  Л.Токсубаева // Нижегородский литератор. – Выпуск № 8. – Нижний Новгород. – 2013. – С. 155-157.
  • Токсубаева, Лидия Стихи / Л.Токсубаева // Российский литератор. – Выпуск №11. – Нижний Новгород. – 2013. – С. 55-59.