Стихи о Воротынском районе

Юрий Адрианов

 

Серой мглою позалиты нагусто

Очертанья пойменных долин…

Васильсурск с утра торгует августом

Из тяжелых золотых корзин.

Позднее анисовое лето

К сентябрю свой продолжает курс.

Наливаясь соками рассвета,

Пригостило солнце в Васильсурск !

Пригостило хлопотливой сватьей,

И, чтоб низко поклониться ей,

Сотни тысяч солнечных собратьев

Ветви наклонили до плетней.

Дни переплавляются в закаты,

Раздувают жаркий горн ветра.

На прощанье хоть меня сосватай,

Волжская погожая поря.

Ведь знакомы мы не год, не десять,

Яблочная светлая земля!

Вновь по склонам, задыхаясь, лезут

Старые домишки Василя.

Знаешь ты: меня сосватать в пору –

Через месяц вспыхнут сентябри.

Знаю горечь яблока раздора,

Подари мне яблоко зари!

Чтоб глаза узнать,

Чтоб осветили

Путь они в грядущем сентябре.

…Огненное летнее светило

Васильсурск покинет на заре.

 

Александр Печальнов

 

Васильсурск

 

Здесь с откоса высокого

Кинешь на реку взгляд –

Вековые осокори

Как в шеренгах стоят.

 

А напротив причалов,

От песчаной дуги

Не измерить начала

Бесконечной тайги.

 

В тихих зарослях нежась,

Вьется речка Сура,

Родниковую свежесть

Раздавая горам.

 

Мчат «Ракеты» по Волге,

Чуть касаясь воды,

За домами в поселке

Сплошные сады.

 

С поля – запахи хлеба,

С поймы – сочной травы.

А над всем этим небо

Густой синевы.

 

Олег Рябов

 

Никого! Никого

Не осталось в Воротынце,

Чтобы в дедово село

Мог заехать я с гостинцем.

 

Никого – поговорить!

И пожать кому-то руку

Или даже пособить

В чем-то небольшом друг другу.

 

Неужели никого? –

Даже в сердце что-то стынет.

Мимо взгляда моего

Проплывает Воротынец.

 

Я доеду до Криуш –

В Воротынец мне неловко –

И пройдусь пешочком лучше

Через Карповку в Сомовку,

 

Посижу на берегу

На густой опоке-глине.

Полюбуюсь на реку –

Подождет он, Воротынец.

 

Альбина Челекова

Наш Воротынец

Не проходите мимо Воротынца,

Не проезжайте быстро, без оглядки.

Он обязательно потом приснится,

Нарушив ощущенья и порядки.

 

На трассе, ощетинившись ларьками,

Привыкнув к бесконечным остановкам,

Не сразу будет откровенен с вами,

Почувствовав себя слегка неловко.

 

А ты пройдись по улицам к прудам,

У Вечного огня постой тихонечко.

И он доверчиво раскроет вам

Все тайны, как чумазая девчоночка!

 

Расскажет о садах вишневых,

И о пионах, жаром полыхающих.

И пусть не встретишь здесь знакомых,

Но встретишь чутко понимающих.

 

Нижегородцы говорят – провинция,

Но мы ее на город не меняем.

И пусть метро во сне приснится нам,

Себя воротынчанами считаем.


Владимир Каныгин

 

Разнежье

 

Разнежье, Разнежье!

Откуда такие

Хорошие, близкие сердцу слова,

Кто их разбросал по великой России

Вот эти, из песен и зорь, острова?

 

Их много лежит на равнинах безбрежных,

Но сызмальства в сердце, как песня, взросло

Красивое, звонкое слово Разнежье,

Которым назвали когда-то село.

 

Здесь раннею ранью спокойные плесы

Пудовые жерехи всплеском рябят.

И, ветлы раздвинув, матерые лоси

Вдогонку судам белокрылым трубят.

 

Здесь дебри глухие соседствуют с новью.

И новь эта – в песнях, в сиянии глаз…

Мне кажется,

Здесь вот однажды весною

В цветенье черемух вся Русь началась.

 

И пращур мой,

Так называя селенье,

Быть может, предчувствовал времени ход.

Разнежье – широких дорог разветвленье,

Зовущих к невиданным взлетам, вперед.

 

Сергей Пискунов

Над слиянием рек

 

На Шишкин мыс взобралось солнце.

Над Волгой и Сурой – покой.

Омытые росою сосны

Натянуты в зенит струной.

Крылатый быстрый «Сормовчанин»,

Стерляжий выгибая нос,

Под кручу Василя причалил –

Сурян из Нижнего привез.

Дорога круто тянет в гору –

Нелегок на вершину путь!

Какая ширь открылась взору:

Леса в сквозную даль несут,

Сура и Волга, обнимаясь,

Не расстаются здесь века…

Тропою Пешкова шагаю

На шишкинские берега.

За Семьянами


Над Семьянами, словно пьяные,

В рукопашной сошлись облака,

Круторогими лбами бараньими

Разрывают друг другу бока.

 

Хлещут гулкие, ломкие молнии –

За Сурою сгущается мрак.

Лес пружинит, до дола клонится,

Корни крепко зажав в кулак.

 

До рассвета гроза буянила,

Мая цвет унесла с собой,

Неохватный осокорь ранила

Бестолковой своей стрельбой…

 

За Семьянами солнце брызнуло,

Тишину увели соловьи.

Где-то в далях, за речкой – Имзою,

В небесах затихают бои.

 

Николай Тимошенко

Воротынец


Там, где речка Гремячка несмело

Свои воды в Чугунку несет,

Средь кудрявых берез белотелых

Воротынец, как витязь живет.

 

Устремил он свой взгляд на дорогу,

Развернулся в вишневых садах.

Он склонился у храма святого

И купается в Барских прудах.

 

По уклону подвинулся к речке

Мимо лип, тополей и дубов,

Опустился на ваше крылечко

И в молчании замер без слов.

 

Здесь за Ельками солнце садится,

Над великою Волгой встает.

Прилетает к нам счастья синица –

Всем живущим года раздает.

 

Пусть кукушка считает минуты,

Соловьи веселятся в кустах.

Молодым среди яблонь уютно

И тепло в сердцу милых местах.

 

Анатолий Зиборов

Родной край


Есть такое село Воротынец –

Горы Барские, старенький пруд

И речушка, длиною с мизинец,

Что Гремячкой сельчане зовут.

Есть лес-остров, дарованный Богом,

Для влюбленных, отчаянных жен

И мужей, крепких телом и слогом,

Сроду прущих в любви на рожон.

Есть и Ельки – холмы за Чугункой,

По грибы вечно манят народ.

Нагулявшись с корзинкой или сумкой.

Споры рек вплавь берет сумасброд.

Есть загадочный свет Васильсурска,

И Засурья у кромки небес.

Там армейский знакомый из Курска

К воротынской имел интерес.

Есть в соседях деревня Осинки.

Церковь – диво, - нетленное пусть,

Помнит недругов ярость, поминки…

Ей спасибо за стойкость и грусть.

Есть в округе Криуши, Майданы

И Казанское с Лысой Горой.

Их потомство крестили Семьяны,

Осеняли надеждой порой.

Есть такое село Воротынец

Жизнь подбросила, знать, невзначай,

Любопытному – скромный гостинец

Землякам – изумительный край.